Участник 6-ой выставки авторской куклы MuñecArt

Ирина Смольникова

Illustration of Russia flag

Как всё начиналось?..

Я родилась на Урале, в городе Свердловске, теперь это Екатеринбург.

Суровый край со своей харизмой, с грозной историей, город сталелитейных заводов и тяжелого машиностроения.

Может, именно это парадоксальным образом повлияло на выбор профессии?.. не хватало волшебства и сказки. Сколько помню себя – всегда любила кукол… Даже будучи совсем маленькой девочкой, я замирала перед ними в восхищении. Объект для любования, а не предмет детской игры. Хотя время тогда такое было – куклы из магазина «Детский Мир», грубые, безликие, примитивные. Но  для меня они были прекрасными и притягательными.

Так и пронесла эту любовь через всю жизнь, и дорога к куклам не была легкой.

У меня она начиналась с  камерной пластики, с керамики. Впервые взяв в руки кусок сырой холодной  осклизлой глины, и перемяв ее до состояния сдобного теста, согрев руками, я поняла, что вот теперь я, наконец, сделаю первый шаг к осуществлению своей мечты – созданию куклы.

Как много надо знать и уметь, чтоб вдохнуть в куклу жизнь!.. сколькими профессиями обладать!.. Во-первых – художник- сделать эскиз. Далее —  скульптор – воплотить в объем нарисованное, слепить скульптуру.  Модельмейкер – сделать формовку отливочных форм.  Керамист-фарфорист – отлить, обжечь, отшлифовать. Живописец – расписать. Модельер – придумать фасон. Портной, швея – воплотить фасон в жизнь. Вышивальщица и декоратор – украсить костюм.  Сапожник – сшить обувь,  визажист – сделать кукле макияж. Постижер – изготовить парик. Стилист, парикмахер – подстричь и уложить волосы в прическу. Ювелир – создать украшение для куклы, аксессуары, всякие-разные, сумочка, веер, маска, оружие (было у меня и такое!), а иногда еще приходится  быть и мебельщиком, и макетчиком,  и краснодеревщиком!.. куклы не только стоят, но иногда еще и сидят, и лежат, нужны и кресла, и кушетки… Ну а стоят они на красивых подставках из ценных пород дерева. Еще надо быть немного химиком, немного кузнецом, немного волшебником… и уж во всяком случае – человеком неленивым и влюбленным в свое дело. И обладающим ВРЕМЕНЕМ. 

Кукла из фарфора – это очень-очень сложный технологический процесс, требующий колоссального  терпения, внимания, сил, в самом примитивном и грубом смысле,  и, конечно, навыков, знаний и умений. И — проза – много, очень много денег. Материалы и оборудование весьма недешевы.

Начинается все с эскиза, просто карандашный рисунок, мысль и идея, образ, пойманный на кончик грифеля.  Это может быть просто плод моего воображения, а иногда толчком служит либо кадр из фильма, либо репродукция картины, либо живой человек, чья внешность способна взбудоражить, либо книжный персонаж, которого захотелось «оживить» в кукле. 

И вот постепенно  кукла  обретает свой образ, дальше лепится мастер-модель куклы,  такой, какая она в голове, «вымечтанная», желанная.  С этой мастер-модели изготовляются гипсовые формы, по которым будет разливаться жидкий фарфор, шликер. Вот тут как-раз нужна грубая физическая сила, сноровка и объемное мышление. Гипсовые формы страшно тяжелые, а если учитывать, что надо работать очень быстро (сроки схватывания и застывания гипса очень короткие!) – то становится понятно, какойэто мучительный этап.

Ну а далее тоже сложные и ответственные процессы, не прощающие ни малейшей ошибки – отливка, извлечение из форм, доработка, шлифовка, сушка, низкотемпературный обжиг, шлифовка, высокий обжиг при температуре 1 200 градусов, снова шлифовка, потом роспись надглазурными красками, обжиг, — этих обжигов может быть до бесконечности много! – потом наконец сборка на каркас, а далее уже чистое творчество – одеть, обуть, причесать, подарить кукле аксессуары… последний этап – изготовить коробку именно под эту куклу, по ее размерам и формам…  на все может уйти очень много времени, очень!

Например, если делать куклу по уже готовым  отливочным формам, которые были изготовлены раньше,  то месяца два, если не поднимать головы от рабочего стола, и без выходных. Ну а если с САМОГО начала, с эскиза и с изготовлением новых отливочных форм (с «формовкой», так это называется) – то значительно дольше.

 И вот на свет появился   Казанова, но другой, другой!.. не тот которого мы привыкли видеть – галантный, наряженный и напудренный, при параде, так сказать, готовый покорять и соблазнять, хищник в своём охотничьем азарте,  не спускающий  глаз со своей жертвы.

Мой Казанова  переосмысленный, который просился воплотиться в фарфоре  уже очень давно… а к нему уже есть девушки-женщины. Это  проект – «Послевкусие Карнавала».

 Коротко о проекте.

 Образ утреннего (!!!) Казановы, который полулежит в мягком глубоком кресле, расслабленный, в неглиже, с тенями под глазами от бессонной ночи, встрепанный и пересыщенный… рядом валяются напудренный парик, мужская карнавальная маска, стоит подсвечник с оплывшими за ночь свечами, остались только огарки…  в руке у Казановы бокал, уже пустой, а на губах играет тонкая усмешка, послевкусие вина, послевкусие ночи, послевкусие карнавала…  в другой руке, в  расслабленных пальцах – подвязка, крошечный трофей.. . А вокруг Казановы девушки и женщины, как образы,  как фантомы, как воспоминание о том, что было. И каждая со своей собственной жизнью… Глядя на каждую, легко домыслить, придумать, кто она, и как оказалась рядом с сердцеедом…

Куклы!.. да, они способны сами поведать свою историю. Задумчивые и лукавые, грустные и веселые, сонные, грациозные, таинственные, нежные, капризные, холодноватые, элегантные… девочка-подросток, кокетливая юная леди, роковая соблазнительница, дама на пике своего расцвета, женщина-загадка, и даже ветхая старушонка  — все они одинаково дороги для меня, потому что в каждую вложена частичка моей души, и каждая живет своей жизнью. Каждая несет в себе черты  когда-то живших, или вымышленных, «книжных» образов , или красавиц кинематографа, глядя на которых, всплывает в памяти цитата: « Вся мировая литература – краткий справочник обращения с женщиной».

Иногда спрашивают – а куклы только девушки-женщины?

 Нет.

 Были и мужские образы – например, еще один  Казанова – роковой соблазнитель, красавец, насмешник, сибарит и щеголь. Произвел фурор в свое время на Московском Международном Салоне Кукол, толпы женщин подолгу стояли возле него, вздыхали, потому что даже в кукольном воплощении этот «мерзавец» оказался для них недосягаем – купили его еще до открытия выставки.

Так важны и трогательны для меня эти моменты – когда посетители подходят и говорят, что помнят мои творения  – кого-то впечатлила  набоковская Лолита, кого-то Плуты, кого-то влюбил в себя Казанова… всех не перечислишь, и каждая «цепляет» избирательно. Замирает сердце, когда вижу, как подолгу стоят возле моих кукол, разглядывая каждую деталь, как лица разглаживаются, глаза начинают светиться… как разговаривают с ними,  и довольно часто я слышу : «…она разбила моё сердце!..»

И живут в чьих-то домах и квартирах мои куклы, мои дети, счет которым уже вторая сотня. Я надеюсь, их любят, берегут, показывают гостям…

 Говорят, что у них какая-то особая харизма, аура,  сильная энергетика… я уверена, что эта энергетика добрая – ведь кукол я делаю с большой любовью, и эту любовь передаю через куклу. Иногда очень тяжело бывает расстаться,  они прирастают к сердцу. Есть у меня и те, с которыми не смогла… живут у меня дома, и, надеюсь, останутся в семье как память, как наследство.

И так, шаг за шагом, обучаясь и совершенствуясь, осваивая новые технологии и материалы, я иду к своей давней грёзе – создать куклу, при взгляде на которую чуть сильнее бьются сердца… И путь этот не закончен, он будет тянуться столько, сколько я смогу заниматься любимым делом…

Иногда спрашивают – а какая самая-самая любимая?..  Смеясь, отвечаю: «Самая-самая – это, конечно, та, которая пока только в проекте!..» —  и это правда.

Утренний Казанова

Описание Идеи

Я делала этого дамского угодника с большой любовью и терпением, очень-очень долго, потому что работы там, конечно, немеряно. Если честно, жалко, что рассталась с ним, но реалии жизни диктуют свои условия.

Повторять уже не буду никогда, это точно, слишком много сил, времени, творческой энергии он требует, этот ловелас. Сейчас  живет в Лондоне, у моего любимого коллекционера.

ПОСЛЕВКУСИЕ КАРНАВАЛА

Окончен карнавал, затихла музыка, маски сняты, вино выпито, свечи задуты…
Позади ночь с её страстями, танцами, интригами и влюблённостями.
Настало утро, гася ночные звезды, стирая воспоминание о случившемся на празднике, о вихре чувств и событий.
Было или не было?.. шуршание шёлка, аромат цветов, вкус вина,  пламя свечей, чувственная мелодия, быстрый взгляд из-под маски, жаркий шепот, прикосновение, объятия и поцелуи?..
Утро Казановы.  Всё уже позади.  Ночь потеряла свою власть.
Страсти уже утихли. Неприступные крепости пали.  Расслабленный, утомленный и пересыщенный,  с растрепанными кудрями и в помятом неглиже он вспоминает с тонкой усмешкой  о событиях прошлой ночи, он доволен собой. 
В руке у него крошечный трофей – чулочная подвязка одной из незнакомок.
Женский образы вокруг него как воспоминания о его победах, как фантомы…
Бокал пуст… свечи оплыли… маска уже не нужна.
На его губах еще осталось послевкусие выпитого вина, поцелуев, ночи…

Послевкусие  карнавала… 

Техника

Фарфор «Париан»

Размер

Высота —  31 см (сидя)

Ширина композиции – 44,5

Стоимость

Не продается

Голосовать:

+90

Другие авторы

11 комментария к “Ирина Смольникова”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Пролистать наверх